1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Размер шрифта:
Изображения
Цвет сайта:
Настройки
Обычная версия сайта

Настройка шрифта:

Выберите шрифт: Arial Times New Roman

Интервал между буквами (Кернинг): Стандартный СреднийБольшой

Выбор цветовой схемы:

Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зелёным по темно-коричневому
Закрыть панель
Вернуть стандартные настройки

 

Библиотеки не должны оставаться в стороне от политико-экономической жизни страны.

Период с 1921-34 г.г. - считается очень сложным, по всей стране библиотеки лихорадило, не были исключением и тюменские библиотеки.
На Уездном съезде работников по внешкольному образованию 1921 года отмечалось, что необходимо «употребить все силы и средства на разъяснение населению всей трудности переживаемого момента. В настоящий момент работа библиотеки не должна оставаться в стороне от политико-экономической жизни страны» [82]. «Книга – величайшая ценность в наше время строительства и возрождения хозяйственной жизни», – писалось всем Уполитпросветам Тюменской губернии.

Власти понимали значение библиотек в государственном строительстве, но не имели достаточных ресурсов для их обеспечения. С 1922 года резко сократились государственные расходы на содержание сети общедоступных библиотек. Библиотеки ощутили материально-экономическое влияние НЭП. Лимитирование государственных расходов отрицательно сказалось на библиотеках. Как отмечалось в докладе о работе Губполитпросвета при Тюменском Губоно: библиотеки «привыкшие жить за счет государства оказались настолько слабыми, что должны были в большинстве случаев прекратить свое существование. В городах с трудом удержали по 2-3 библиотеки на полном госснабжении» [48].

В отчетах, письмах 1922 г. говорится о плохом состоянии работы клубов, библиотек, читален, из-за отсутствия литературы и материальных средств. Также отмечается, отсутствие заинтересованности библиотечных работников «к сохранению их производства» [66].

Коллегия Губполитпросвета с 1 апреля 1922г. по всей губернии и в городах устанавливает залог и штраф за просроченные книги: «..за порчу книг, за просроченное время пользования ими все граждане без исключения платят штраф. В случае злоумышленного задержания и утайки книг, принять к таковым подписчикам репрессивные меры через милицию и привлекать таковых к судебной ответственности за расхищение ценного гос. имущества» [99]. Штрафные деньги используются на хозяйственные расходы, на переплет книг.

Библиотеки нуждаются в помещениях. У ГубОНО и УОНО нет средств, чтобы платить за аренду, а в «связи с НЭП удержать хорошее помещение бесплатно невозможно». Отсутствие средств, переход на содержание из местных бюджетов повлекли за собой сокращение государственной библиотечной сети. Губернским библиотечным отделением была разработана твердая сеть городских библиотек и утверждена Комиссией при ГУБОНО по сокращению учреждений [46].

По Тюменскому уезду функционировало 4 городских библиотеки - подведомственных Губполитпросвету и 4 – Уполитпросвету [46].
Как свидетельствуют архивные документы, в 1922 году на 45257 человек, проживающих в г. Тюмени, было утверждено 2 центральных (одна из них – Советская Центральная библиотека – зав. Россомахина Ф.Я.) и 5 районных библиотек.

Хотя Центральная межведомственная библиотечная Комиссия (ЦБК), высший библиотечный орган, решающий все вопросы, связанные с организацией единой сети библиотек, рекомендовала открытие только детских отделений при Центральных библиотеках, в Тюмени, как мы узнаем из сведений о предприятиях и учреждениях по городу Тюмени и уезду за 1922 г., было две детских библиотеки: Центральная детская на ул. Знаменская, 22 (ныне ул. Володарского), ранее Детская библиотека бывшего общества «Народный дом» и Советская детская на ул. Никольская, 5 (ныне ул. Луначарского), ранее Тургеневская детская библиотека, располагавшаяся в доме Кухтерина. [90].

Для Центральной детской библиотеки (зав. – Роголева, инициалы неизвестны, 1923г.) [72]. было отведено новое помещение. В документах тех лет отмечалось: «чувствуется большой недостаток в детских книгах, т.к. книги пришли в такую ветхость, что в недалеком будущем дети рискуют остаться без книг» [64].Это было общегубернским явлением.

12 августа 1922 года состоялось общегородское совещание библиотекарей г. Тюмени, на котором было предложено разработать план работы библиотек. В библиотеках не хватало квалифицированных кадров, работа выполнялась, как отмечается в архивных документах, «случайными» людьми [83]. Для «поднятия продуктивности библиотечной работы» необходимо было привлечь лучшие силы [64].

Из протокола совещания библиотечных работников г. Тюмени от 10 апреля 1923 г., где присутствовали: Россомахина – зав. Губернской центральной библиотекой; Дрогалева – зав. Детской центральной библиотекой; Хлебникова – зав. Заречной; Вектаева – зав. Гилевской, Зубарева – зав. Партийной; Зав. Библиотекой при политбюро), мы узнаем, что в основном работа библиотек сводилась к выдаче книг. Не все отделы работали, книги не шифровали. Ставился вопрос об отмене взимания с подписчиков залогов, в связи с оттоком читателей.
Совещание постановило, для поднятия квалификации библиотечных работников необходимо организовать кружок; «скомплектовать руководящую литературу» необходимую для проведения политпросветработы в библиотеках; приступить к составлению рекомендательных списков для более углубленной пропаганды книг; создать кружки [79]

В 1923-24 гг. в 5 библиотеках города количество читателей («клиентов», как отмечено в архивном документе) в зимние месяцы составляло 12 000, в летние – 5000-6000 чел. [56]. Библиотеки занимали национализированные или частные здания, не пригодные для размещения библиотек, были мало оборудованы. Зарплата библиотекаря в городе составляла 25 руб. в месяц, в районах - 10-15 руб. [55].

В 1923 году в библиотеках города планировалось в работе с детьми: вести беседы на политико-воспитательные, антирелигиозные темы; вовлекать детей в творческую работу по составлению детских рассказов, стихотворений и песен; ставить силами библиотечного кружка детские спектакли; «обставить библиотеку картинками, плакатами, изготовленными детьми» [68].В детской библиотеке г. Тюмени ставились спектакли для детей, проводились беседы на тему: «Почему большевики не верят в бога?», собрания – «детское и юношеское».

Всего в пяти городских библиотеках на 1 декабря 1923г. числилось – 8909 подписчиков, из них 1/15 – рабочих. Большой процент составляли служащие. Состояло – 24925 книг, ежемесячный «оборот» книг-13729.В библиотеке имени Дилевской был организован кружок самообразования [65].

Проблема обеспечения библиотек кадрами была ключевой. В 1923 году Тюменским Губкомом РКП (б) были разосланы указания о создании библиотечных объединений. Задача их – подготовка и повышение квалификации библиотечных работников [49].В основном библиотечные объединения в стране возникали, чтобы решать проблемы управленческого характера, но постепенно формы становились более сложными и были нацелены на взаимодействия в области комплектования, разработки инструкций по каталогизации, составления сводных каталогов [2].
На общем собрании библиотечных работников г. Тюмени задачи объединения были сформулированы следующим образом: «Перед библиотечным объединением должен стоять вопрос о переподготовке работников», оно «должно являться совершенным аппаратом, чем любые курсы. Для правильной постановки библиотечной работы нужно объединяться» [29]. Не хватало средств на содержание кадров.

К середине 20-х годов, новая экономическая политика стала давать положительные результаты. По мере укрепления народного хозяйства усиливается материальная поддержка народного просвещения, фундаментом которого являлись библиотеки [8].

В 1925 году в г. Тюмени уже работало библиотечное объединение, куда входили все библиотечные работники города [50]. Главной его деятельностью было налаживание работы библиотек по изучению интереса читателей и политическая подготовка библиотечных работников.

На 1 января 1925 года «книжное имущество» четырех библиотек города (Центральной, Детской, Заречного клуба и Библиотеки имени Дилевской) составляло 38 300 экз., из них новой литературы 33 %. Потребности читателей в новой литературе не удовлетворялись. На начало 1925 года числилось: в ЦБ – 3860 подписчиков, детской – 263, Заречного клуба – 445, им. Дилевской – 953. /76/. Больше всего выдавалось «беллетристики» (художественная литература), так в библиотеке им. Дилевской (тогда, угол ул. Курской и Новой) из 433 экз., выданных за октябрь, 274 экз. составила беллетристика [97].

В библиотеках проводились кампании, посвященные памяти В.И. Ленина, антирелигиозной пропаганде, празднику «Октябрьской революции». В письменном отчете библиотеки им. Дилевской (заведующая – Сабанеева Зоя Дмитриевна) говорилось о слабой посещаемости, причина виделась в следующем: «посетители жалуются на хулиганство в коридоре и на далекое расстояние библиотеки. Хулиганство бывает, когда собираются «водники» на собрания; набирается разная публика и творится что-то невозможное, тем более, что в коридоре огня нет, т.к. лампочки повесить нельзя – стащут. Кроме того, в библиотеке очень холодно, невозможно заниматься» [67].

В детском отделении библиотеки №2 им. Дилевской на 1 октября 1925 года состояло 199 (подписчиков) читателей (из них 86 человек – до 12 лет; 113 – до 14 лет; мальчиков – 71; девочек – 128; учащихся – 187, не учащихся – 12; 76 чел. – дети рабочих, 85 – дети служащих [89].
В 1925 году библиотеку № 2 им. Дилевской посетило 3000 детей (выдано 6000 книг) и 2800 – взрослых (выдано 5500 книг). Платные услуги составили 140р. 90 к. Библиотека передала 695 детских книг в детскую Центральную библиотеку [59].

В Центральной детской библиотеке (ул. Знаменская, 22,), где временно исполняла обязанности заведующей – Глубоковская (инициалы неизвестны), в январе 1926 года числилось – 526 читателей, им было выдано 1445 книг. /63/. С 22 ноября 1926 года заведующий Окружной Центральной библиотекой г. Тюмени Желобаев Иван Михайлович переведен заведующим Центральной детской библиотекой [37].
Общий книжный фонд библиотек г. Тюмени (Центральной библиотеки, Заречной, Центральной детской, Дома Санпросвета, Клуба водников, Железнодорожного клуба, Металлистов (завод «Механик»), Советских служащих, Строителей) на январь 1927 года составлял 57876 экз., и читателей в них было – 5290 чел. [21].
Книги из читального зала Заречной библиотеки составили в настоящее время основу фонда редкой книги ЦГБ имени Луначарского: «Энциклопедический словарь» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (19 века), «Большая энциклопедия» (в 22 томах) 19 века; «Происхождение животного мира» под ред. Ю.Н. Вагнера (1902), «Жизнь животных» Брэма (1900).

В 1929-1931 гг. в РФ и др. союзных республиках состоялся «Библиотечный поход», основными задачами которого являлись: оживление библиотечной работы, увеличение числа читателей библиотек, привлечение внимания населения и общественных организаций к участию в библиотечном строительстве [2].1 октября 1929 г. на читательской конференции рабочих и крестьян (на такие конференции – отчеты перед читателями, собирались для обсуждения проблем библиотеки) обсуждался вопрос «Задачи библиотек в реконструктивный период и развертывании бибпохода в Тюмени». В своем выступлении П.Г. Шестаков, заведующий Центральной окружной Тюменской библиотекой, сделавший много для развития библиотек г. Тюмени, отмечал, что строительство библиотек резко отстает от строительства народного хозяйства, «этот участок культурного фронта надо выправлять, книга в поднятии квалификации трудящихся играет громадную роль». В продвижении книги должны участвовать «наиболее сознательные читательские массы библиотек, которые уже поняли значение книги в жизни человека». По его мнению, развертывание бибпохода в г. Тюмени идет слабо, организации и читательские массы плохо идут навстречу, а «Красное знамя» отказывается печатать статьи о бибпоходе, горсовет тормозит открытие библиотеки «за Тюменкой» [73]. Библиотечный поход развивался медленно не только в г. Тюмени, но и в целом по стране.

В 1929 г. основными политпросвет учреждениями подведомственными Горсовету по линии отдела народного образования являлись две городские библиотеки - Заречная и детская [43]. В этих библиотеках было 1189 читателей (подписчиков), из них в Заречной - 683, в детской – 506. Кроме того, при Заречной библиотеке работало три пункта выдачи литературы: на Кожмехзаводе, фабрике «Пламя», заводе «Квадрат», которые обслуживали 240 читателей [44].

Общегородское совещание библиотечных работников клубов, красных уголков и культактива  Профсоюзов от 3 августа 1929 г. постановило «просить Окрпрофбюро и Окроно проработать вопрос об организации  библиотеки за Тюменкой» [75].
Вместо пункта выдачи книг окружной Центральной библиотеки (ныне Тюменская областная научная библиотека имени Д.И. Менделеева) в 1930 году открывается Затюменское отделение [21].

Развертывается книгоношество. Намечена чистка библиотек от устаревшей и «негодной литературы». Именно с «заботой» о последнем, в 1930 году в газете «Красное  знамя» появилось стихотворение «Лист похвальный библиотеке центральной», где обличается в духе времени книга Э. Карпентера «Любовь и смерть». Автор обличительного стиха подводит итог: «Один я… На сердце – жуть:/Центральная… библиотека…/Ведь путь её - наш путь/ Зачем же оттуда муть. /Калечат зачем человека?! /Не надо Карпентеров! Нет!/ Запомни, политпросвет: /Твоя, мой соколик, задача - /Не так просвещать, а иначе» [20].

Как свидетельствует архивный документ, «все библиотеки переходят на единое бибхозяйство», это должно способствовать улучшению обслуживания читателей.
Перелистывая рукописную историю библиотек, уже в XXI веке сотрудники Тюменской ЦГБ нашли записи (1967 г.) Шестакова П.Г. об открытии  в 1930 году на улице Луначарского, 7 Затюменской библиотеки. Шестакову П.Г. была интересна история библиотек нашей области и г. Тюмени, и он делал записи.

1921-1934

1967 г. Записи Шестакова П.Г., первого директора
Тюменской областной библиотеки по истории Затюменской библиотеки

Но архивные документы свидетельствуют, что в 1932 году 1-ое Затюменское отделение имело статус районной городской библиотеки и располагалось на ул. Луначарского, 5. В ней числилось 4 736 книг, количество читателей составляло, им было выдано 54 905 книг. (ГАТО. Ф. 86. Оп. 1. Д. 40, Лл. 12 об.-13.).

Пройдя через реку Тюменку и поднявшись в гору, жители Тюмени оказывались на улице Луначарского (до 1922 года Никольская). По воспоминаниям читателей, дом, где находилась библиотека, «был двухэтажным, невысоким, деревянным. Первый этаж был полукаменным, окна первого этажа были низко над уровнем земли». На втором этаже, в одной комнате и располагалась Затюменская библиотека. Свое название библиотека получила по месту расположения – за рекой Тюменкой.

В 1935 году филиалы Центральной библиотеки: Заречный, Затюменский, Детский, Червишевский, Сазоновский, Кулаковский были выделены в самостоятельные библиотеки. (ГАТО. Ф. 86 .Оп.2. Д. 6, л. 42.). Как писал Шестаков П.Г., Затюменской библиотеке, был предоставлен небольшой зал для читальни, дана ГорОНО самостоятельная штатная единица, и библиотека стала самостоятельной. Именно с этой библиотеки ведет исчисление своего основания Центральная городская библиотека МУК «ЦГБС». Дата открытия Затюменской библиотеки и правопреемственность требует подтверждения архивными документами, поэтому необходимо их исследование.

Как вспоминает Лазарева В.П., читательница библиотеки с 1937 г., книги в библиотеке были старенькими. Работники библиотеки занимались их ремонтом и привлекали к этому читателей.

Все дальнейшее перемещение библиотеки будет связано с улицей Луначарского. Может быть, есть в этом что-то символическое, что не расстается библиотека с улицей, названной в честь Анатолия Васильевича Луначарского, человека энциклопедических знаний, публициста, педагога, историка литературы. В 1930 году по соседству с библиотекой находились - первое высшее учебное заведение г. Тюмени - Уральский автодорожный институт, а затем - Уральский агропединститут. Как отмечает Н. Рогачева, «библиотека до сих пор несет в себе дух места, сохраняя его вопреки времени» [32].

В начале 30-х активно звучали призывы к тому, чтобы сломить безразличное отношение к библиотекам, т.к. в поддержку библиотек мало делалось реальных дел. Статьи, посвященные библиотечному делу, заканчивались обычно призывами: «Безразличное отношение к библиотеке должно быть сломлено. Необходимо помнить, что книга – могучее оружие в борьбе за новую жизнь, новый быт» [12]. Библиотеки города вели агитационно - пропагандистскую работу в связи с чисткой партии, организовывали книжные выставки: «О чистке партии», «Коммунистическая партия – авангард рабочего класса», «Что читать о марксизме-ленинизме». Распространялись рекомендательные списки литературы «Что нужно читать о чистке партии», «Овладевай марксистско-ленинской теорией». Библиотеки оформляли плакатами, отражающими задачи партийной чистки и марксистко-ленинского воспитания [71]. Газета «Красное знамя» 7 ноября 1933 года писала: «Вместе с индустрией Тюмени растет культура» [15].

Автор: Попченкова А.В., зав. сектором информационной поддержки сайта ЦГБ

Назад к содержанию

Год российского кино
РБА